Логин
Пароль
Регистрация

- Общая вводная

В месяц Кальдцайт 2516 года ИЛ, перед самым наступлением холодов в Сумрачном лесу творилось большое волшебство. Жители Акендорфа и близлежащих деревенек могли видеть странные вспышки, молнии и мерцание над зловещей чащей. Хотя они и привыкли к странным явлениям в округе, тем же Гейстенмундским холмам, да и со Старой дварфийской дороги старались не отходить далеко, но тут, по мнению местного мага, в лесу разыгралась грандиозная магическая битва.

Даже самому недалекому стало ясно, что все это связано со странным обозом из шести закрытых карет в сопровождении трех дюжин молчаливых всадников, закованных в броню. Обоз, не останавливаясь в Акендорфе (да и кто бы пустил в город такую военную силу?), проехал по дороге в лес. Старожилы рассказывают, что видели подобный обоз лет пять назад, и, что это секретный имперский караван, но кто им поверит, особенно после пяти кружек крепкого осеннего эля.

Мало кто знает о секретных караванах Императора Карла-Франца. Все знают, что они есть, все знают, что они везут несметные сокровища, но ни маршрутов, ни времени отправления не знает почти никто. Говорят, что их сопровождает специальное подразделение Рейхсгвардии, дающее обет молчания, что в одной из повозок везут для охраны живого грифона, что караван сопровождает один из Грандмагистров магии или вообще Верховный Теогонист. Но все эти слухи достойны лишь баек в таверне.

А на следующее утро пошел снег. И шел три дня. Перевал Черного Пламени закрылся, торговые караваны перестали ходить, и о событии вспомнили лишь весной, когда сошел снег, а со стороны Краесветных гор пришел первый караван. Вид его был изрядно потрепан, охранников осталось всего пятеро, а испуганные торговцы рассказывали о том, что Сумрачный лес «ожил». Лишь рунные камни Старой дварфийской дороги позволили им добраться до Акендорфа. В первую же ночь, когда они расположились на ночевку в обычном месте у дороги, на них набросились разнообразные твари и они едва отбились. Сначала это были привычные в этих местах гоблины и орки, но в огромном количестве, потом – мертвяки, а когда они думали, что отбили все атаки, появились твари Хаоса. Бросив лагерь и часть повозок, купцы вернулись на дорогу и без сна и отдыха устремились к выходу из леса.

Наутро половина купцов не проснулась. Медики обнаружили на их телах странные язвы, а барон приказал таверну, в которой остановились путешественники сжечь, а остатки каравана выгнал из города. После чего каждого, кто приходил со стороны Сумрачного леса осматривала комиссия из лекаря и священника Сигмара, которых всегда было много в городе, как и пилигримов, ищущих следы пребывания Сигмара в этих краях. Караваны в город перестали пускать и под его стенами образовался лагерь торговцев и путешественников, который городские прозвали Хандельсфорштадт или просто Форштадт. Несмотря на запрет местные купцы и трактирщики пооткрывали в нем лавок и таверн, только вот кладбище возле Форштадта продолжало расти.
Все началось с городского охотника с нетипичной для его занятий фамилией Мюллер. В один из дней этот обычно нелюдимый человек, зашел в центральный кабак города и поил всех присутствующих весь вечер и ночь, расплачиваясь исключительно золотыми. А на следующий день Мюллер умер. Среди его пожитков обнаружили 24 золотых с профилем императора Карла-Франца, несколько магических амулетов, но главное – лоудстоун, магический камень, состоящий из чистой магии ветра Азур, бесценный артефакт, изготавливаемый только Великими Магистрами Небесного Ордена.

Тайну находки сохранить не удалось. Сначала в Сумрачный лес потянулись местные сорвиголовы и охранники торговых караванов, потом к ним присоединились авантюристы из ближайших замков Пограничья, через месяц в Форштадт нахлынула толпа искателей сокровищ из Империи и всего Старого Света. Мало кто возвращался из зачарованного леса, еще меньшие возвращались с добычей, а уж тех, кто умудрился сохранить добытые богатства, можно пересчитать по пальцам одной руки.

Появились и имперские маги. И не просто маги, а отряд с парой Магистров, дюжиной магов помельче рангом и охраной из пары десятков пехотинцев. Отдельно прибыла экспедиция жрецов Сигмара, и тоже с охраной. Появился и отряд вичхантеров. Барон Дюрант, владелец Акендорфа, с ужасом взирал на разворачивающийся в его владениях хаос, предвидя дальнейшие беды. И они не замедлили прийти. Накануне Дня Сигмара к Акендорфу подьехал имперский танк в сопровождении роты копейщиков из Альтдорфа. Рядом стояли отряды магов и сигмаритов. После короткого ультиматума, ворота города были разрушены выстрелами из пушек и в город вошла Империя.

Барон Дюрант с семьей успел покинуть замок, часть жителей покинули Акендорф, особенно те, кого выгнали из их домов, которые заняли имперские войска. Остальные смирились, или сделали вид, что смирились. И сразу застучали молотки: имперцы первым делом оградили свободный вход в Сумрачный лес через Громовую реку. Только с пропуском от Временной канцелярии Акендорфа путешественники могли пройти дальше на Старую Дварфийскую дорогу. В форштадте появились патрули и снизилась преступность. Не обошлось и без костров вичхантеров.

Маги объявили о причине катаклизма: в Сумрачном лесу среди развалин эльфийской крепости были обнаружены монолиты Древних (Waystones), по которым направляются потоки эфирной магии (leylines). Эти монолиты были повреждены и вокруг них было выплеснуто большое количество «дикой» магии. Для восстановления безопасности прохода по Старой дварфийской дороге требуется магическое восстановление монолитов, и Империя этим займется.

Имперцы забыли одну вещь: они находятся не в Империи. Здесь свободолюбивые земли Принцев Пограничья и местные владетели сильно не любят, когда в их дела вмешиваются «большие» соседи. Одновременно с захватом Акендорфа в окрестностях Сумрачного леса появились военные лагеря разных Принцев Пограничья и тех, кто такими хочет стать. Говорят, что у каждого из этих отрядов есть магический компас, указывающий путь к монолитам. Что прошлой зимой из леса вышел некий маг и сумел добраться до Зенреса, где и создал эти магические артефакты, при помощи которых можно пройти до монолитов, минуя Акендорф и Старую Дварфийскую дорогу. Маг умер то ли от ран, то ли от болезни, но скорее всего ему помогли, а компасы разошлись по рукам тех, кто стремится прибрать контроль за «золотой жилой» торгового пути из Империи к дварфам. Теперь такая возможность есть: стоит лишь завладеть эльфийской крепостью, точнее развалинами, починить монолиты и настроить их на собственного мага. Ну и сокровища, «внезапно» появившиеся в лесу не помешают новому владельцу этих земель.

Вряд ли имперцы договорятся с Принцами, тем более не все из них принадлежат человеческой расе.
Приходящие со стороны Краесветных гор караваны донесли весть, что и со стороны реки Черепов, вход в Сумрачный лес закрыт. Дварфийские рейнджеры из Караз-а-Карака в короткие сроки (как умеют только дварфы), построили крепость, запирающую Старую Дварфийскую дорогу с востока, и назвали ее Тингаз-Варр (Thingaz Varr) т.е. Лесные Ворота. Они не установили такой строгий порядок, как имперцы, но все равно контролируют проход по дороге. Испуганные караванщики из Катая, Ниппона и возвращающиеся с востока тилейцы и прочие торговцы не решаются пока пересекать смертельно опасный Сумрачный лес.

По аналогии с Форштадтом у дварфийской крепости возник стихийный лагерь. Интересно происхождение названия этого лагеря – Найгит: дварфы встречали прибывающие караваны фразой «Nai git» (Прохода нет) и указывали на лагерь. Незнающие дварфийского решили, что это название поселения. В Найгите предприимчивые торговцы и не менее предприимчивые дварфы устроили целую улицу таверн, постоялых дворов и кабаков. Открылись лавки, ибо и здесь хватило искателей приключений, отправляющихся в лес за сокровищами.

Мы уже упомянули о том, что всплеск «дикой» магии привлек к себе разнообразную нежить, от простых мертвяков до искусных некромантов и даже вампиров, бистменов и других Хаоситов, племена орков и гоблинов. К ним присоединились вылезшие из своих нор, пронизывающих окружающие горы, скавены разных кланов. Говорят, в одну из ночей кто-то видел пролетающий над Сумрачным лесом дирижабль Хаос-дварфов, а в окрестных лесах – эльфов, правда непонятно каких.

Смогут ли люди восстановить безопасный проход по одному из основных торговых путей Старого мира? И если смогут, то кто будет его контролировать? Или Сумрачный лес станет очередным Дарквальдом, Мордхеймом, Мусильоном т.е. еще одним местом на континенте таящим зло и разрушение?