Салкалтен

Совсем недавно был забыт и заброшен на задворках Остланда, нужный только рыбакам и пиратам, он грозил провалиться в небытие.
Теперь мало что напоминает о прошлом упадке. Жизнь кипит и бурлит на пока еще узких улицах, заключаются новые торговые и дипломатические союзы, предается старая дружба ради минутной выгоды, все продается и покупается. Это оживление вызвано амбиционзыми планами барона провести новый торговый пусть из Эренграда через Салкалтен на юг, к Мариенбургу и далее. Пока этому плану мешает все ещё не безопасная дорога через Лес Теней. Этот вопрос стоит решить максимально быстро.

Больше всего памяти о прошедшем забвении осталось не в обшарпанных, местами, зданиях, не в книгах и рассказах. Самая большая печать прошлого осталась на людях. Все такие же упрямые, словно камень, все так же стараются выживать. «Не сдавайся», «не плачь», «не транжирь», «думай наперед», все эти наставления от года в год передаются в каждом семействе. То, что вчера помогало выживать, сегодня может быть чьим-то поводом для шуток.
Правит городом барон фон Вольден, с его одобрения происходят все изменения, он печется о представителях гильдий, торговых домах и собственном войске. Его семья принимает посильное участие в светской жизни города, в то время как сам барон больше занят его безопасностью и боеспособностью.
Сигмар практически безраздельно властвует в этом городе, в его честь возведен храм, каждый житель считает своим долгом посетить его в любой праздник или священный день. При нем Прецептория Священного Ордена Храмовников. Слова жрецов обладают немалым весом, ими руководствуются простые горожане, к ним прислуживаются даже те, кто приближен к власти или держит ее в своих руках.
Город стягивает к себе все новых и новых людей. К обычным жителям, лекарям, стражникам, рыбакам приезжают алхимики, все новые и новые торговцы, отравители, убийцы, шпионы. Последние, конечно, не обязательно. Но кто знает, что скрывает тот мрачный тип?
На окраине города расположились Сады Морра. Сюда жители относят своих мертвецов, передавая заботу о них холодным и безразличным Жрецам. За воротами видны мавзолеи и гробницы. Мертвым нет оттуда дороги, живым — входа. Безутешные родственники могут оплакать свою потерю в мрачном Храме неподалеку. Его двери всегда гостеприимно открыты.

Саалкалтен самобытен, настойчив в своем желании жить. Полон планов, надежд, великих тактических побед, ужасающих поражений, таинственных знаков и просчитанных действий. Никто не останется неохваченным его кипучей энергией.