Краткая история медицины Старого Света

 

Медицина Империи и вообще Старого Света обязана своим появлением работам высшего эльфа Гаэлена.
В первые годы после коронации Сигмара, ученые и книжники перевели множество трудов азур, полнив первую великую библиотеку Альтдорфа.
В то время самой цитируемой работой в трактатах по медицине стала Книга Гаэлена, описывающая травы и их целебные свойства.
Оригинал был утрачен, поэтому никто не скажет насколько сильно переводчики и переписчики исказили истинную мудрость эльфов или вложили в их уста слова других великих учёных.
В любом случае, по сей день Книга Гаэлена остаётся авторитетным источником по медицине, благодаря своему эльфийскому происхождению. Наличия этого труду в библиотеке лекаря, является своеобразным знаком принадлежности к профессиональному сообществу.

В течение первых десяти веков истории Империи, текст Гаэлена стал основой для сотни, если не тысячи классических работ по медицине.
Одна из них Principia Herbologium. Эта гигантская книга самым полным образом классифицирует травы и болезни известные людям на тот момент.
Но при всём при этом медицинская мысль не выходила за пределы принципов изложенных Гаэленом. Для него организм – это сеянец, которому для нормального роста нужно сбалансированный приток веществ. Болезни воспринимались, как нарушение баланса. И чтобы понять чего именно не хватает “сеянцу”, нужно определить цвет и температуру тела пациента, а также его темперамент. Как только установлено, что нарушило гармонию, лекарь прописывал настой, порошок или мазь для восстановления баланса в организме.
Таков был фундамент медицины в Империи, пока два события не изменили страну навсегда.

В 1111 году разразилась эпидемия Чёрной чумы, а Сильванию заполонила нежить. Оба события подкосили веру в медицину: травяные настои не спасали от болезни, которая в одночасье убивал сильных, как волов, мужчин, после чего следующей ночью они возвращались к своим близким в обличии живых мертвецов.
Недуги стали считать кознями Хаоса, а единственный способ справиться со скверной – огонь. Поэтому лекарей, которые пытались бороться с эпидемией лекарствами или облегчить страдания заболевших, признавали пособниками разрушительны сил и приговаривали к сожжению. Так настали темные века для медицины.

В то же время некроманты обрели невиданную до сели мощь и спокойно могли практиковать омерзительные изыскания, пытаясь
проникнуть в тайны плоти. Так храм тела впервые распахнул свои двери перед людьми и тёмные маги принялись исследовать анатомии человека. Многие из добытых тогда знаний они унесли в могилы (к счастью), но некоторые из них сохранили. И благодаря им медицина сделала небывалый скачок впервые со времен Гаэлена. Работы той эпохи, вроде, “Освежеванный Человек” или “Податливая Плоть”, по сей день считаются одними из самых дорогих “медецинских” запрещаемых книг.

Исследования некромантов были двигателем медицины на протяжении более 500 лет, пока другая большая трагедия еще раз заставила поменять взгляд на врачевание. В 1786 году эпидемия Красной оспы распространилась по всей Тилеи, поражая людей и животных. Эта болезнь бушевавшая в более просвещенный век, чем Чёрная чума, заставила задуматься о недугах, как естественном явлении, а не происках сил потустороннего мира. Учёные вскрывали животных, чтобы больше узнать о человеческой форме заболевания.

Анатомирование людей всё еще находилось под запретом, но постепенно начало формироваться представление о теле, как единой системе образуемой плотью, костями, органами и сосудами. И каждую часть системы можно изучать и лечить в отрыве от организма в целом.
В это же время в Тилею пришёл Ренессанс, а Леонардо Мираглиано публикует свои работы о механизмах и создании машин.

Это привело к появлению нового – механисткого – взгляда на организм и подход к лечению человека, который начал конфликтовать гаэленской парадигмой о священности и неприкосновенности тела.
Как вы уже могли догадаться для механистов организм человека – это не храм и не сеянец, который нужно сбалансировано питать. Для них тело сложная машина и заглянуть под его “крышку” также естественно, как изучение устройства часов или мельничного колеса. Ампутирование и удаление неработающей или вредной части организма сродни подкручиванию болтов в механизме.

И пока учённые мужи спорили, лекари на практики увидели, что обе теории имеют долю истины. Поэтому сегодня мало кто из врачивателей занимается только хирургическим лечением болезней, или отказывается от ампутирования из-за приверженности к комплексному подходу.

Однако остаются ярые приверженцы разных взглядов, для которых следования механисткой или гаэленской парадигме, является вопросом веры или даже морали. Ученики таких наставников перенимают их позицию во время обучения.

 

Материал подготовлен по The WFRP Companion: A Warhammer Fantasy Roleplay Miscellany (WFRP 2 ed).