«Эти существа всегда забавляли меня. Да конечно, они могут быть полезны: слуг, которые могут выходить на улицу при дневном свете – как бы они этого ни избегали! – нельзя недооценивать. И всё же какая ирония: иметь под своей рукой людей, которые так отчаянно нуждаются в объедках с моего стола, что готовы сражаться со всем светом за возможность сожрать парочку трупов!…»

– Константин фон Карштайн, граф-вампир

Уродливые чудовища, известные как могильные страшилища, к счастью, встречаются редко. О них говорят шёпотом ночные сторожи, старые жрецы Морра, кладбищенские смотрители и другие ночные жители Империи. Немногие постоянные рассказы об этих таинственных и безумных лунных тварях отметаются как бред суеверных глупцов. В лучшем случае их считают приукрашенной встречей с могильными упырями. Правда, к сожалению для земель Старого Света, истории часто правдивы, ибо могильные страшилища действительно существуют.

Могильные страшилища открыто встречаются только во времена войны, где они используются главным образом в качестве ударных сил амбициозных королей-упырей стригоев. Могильные упыри находятся среди самых низших из вампирских слуг – в конечном итоге, у них отсутствуют даже правила хорошего тона, ибо они не полностью мертвы. Поэтому вид стаи могильных страшилищ, сопровождающей вампира на битву, является свидетельством ужасных глубин, до которых опустился их повелитель в своём желании выжить. Чтобы создать страшилище, вампир должен позволить упырю глотнуть драгоценной крови из своих вен, что по своей сути является бледной и грубой вариацией Тёмного Поцелуя. Это действие презирают те, кто считает себя лучшими в обществе Сильвании.

Для стригоя дозволение могильному упырю погрузить его зловонную пасть в свою плоть является знаком того, что вампир действительно в отчаянии. Однако некоторые короли-упыри поощряют этот странный и отвратительный обычай. Как только могильный упырь испил вампирской крови, его глаза краснеют и он впадает в смертоносную ярость. Он убивает более слабых членов своей стаи, затаскивая визжащую добычу в разрытую могилу или разгромленную гробницу, чтобы пожрать своё отвратительное блюдо без помех. Окончив свою каннибальскую оргию, причмокивая губами, разбухший упырь ползёт обратно к ждущему его хозяину, в надежде на новый глоток вампирской крови. К приходу нового полнолуния изначальные размер и свирепость нового могильного страшилища вырастут в несколько раз.

Могильные страшилища дают своим повелителям-стригоям ощутимое преимущество. Настоящих мертвецов можно отбросить от кладбищ при помощи священных знаков и жрецов Морра, а могильные упыри слишком трусливы, чтобы осуществить полномасштабный штурм такого места. Поэтому короли-упыри будут создавать страшилищ, когда им нужно сокрушить подобную оборону. Страшилища не являются ни живыми, ни по-настоящему мёртвыми, и когда зов царства Морра давит на то, что осталось от их душ, они обрушивают свой гнев на мёртвые сады бога смерти. Из-за этого хранители склепов и мавзолеев опасаются страшилищ больше, чем других слуг королей-упырей. Как только магические символы, защищающие кладбища, разрушены неистовством этих нечистых тварей, их хозяева-вампиры могут свободно разграбить заполненные трупами поля, находящиеся там. Хотя клан стригоев нарушил все табу, создав страшилищ, они способны таким образом обрести могущество.

Могильное страшилище возвышается над своими собратьями-упырями, и хотя оно сохраняет характерную сутулость и неуклюжую походку из своей бывшей жизни, его мускулатура становится тяжёлой, как железо. Костяные наросты и выступы вырываются из позвоночника создания, и когти удлиняются на скошенных, проворных руках. Плотное питание жёсткой плотью упырей, омытой вампирской кровью, вызывает изменения внутри точно так же, как и снаружи. Необычный метаболизм могильного страшилища вскоре заставит тело создания пожирать самого себя, однако телосложение твари таково, что оно способно восстановить даже самые ужасные раны усилием воли. Это главная причина, по которой более аристократичные вампирские группировки терпят этих нечестивых монстров – тёмная магия, основополагающая сила некромантии, буквально течёт в венах могильных упырей, и потому нельзя недооценивать грубое неистовство, которое они могут высвободить.

В бою стаи могильных страшилищ рвутся на передовую, их глаза светятся зловещим светом. Они пользуются расколотыми надгробиями, статуями из гробниц и кладбищенской оградой для сокрушения достаточно храбрых, чтобы стать у них на пути, но больше всего стоит избегать любой ценой их покрытых мясом клыков и когтей. Даже в неглубокой ране, нанесённой могильным страшилищем, останется достаточно ядовитой гнили, чтобы убить лошадь. Их презирают одинаково и живые, и мёртвые, но их воистину стоит опасаться.

 

Характеристики юнита:
Хитосъем/хиты: 2/7;
Зона поражения: корпус (грудь,живот); снаряды из военных машин поражают монстра в любую часть тела; непоражаем легким оружием.
Список умений: Иммунитет к оглушению, Иммунитет к удару в спину, Иммунитет к болезням, Иммунитет к яду,  Иммунитет к воздействию на психику, Сопротивляемость пыткам, Поедание трупов, Живой таран (один раз в минуту, монстр с разбега не менее 3 метров может нанести удар в 1 осадный хит по укреплению).