Когда вампирские владыки старины бежали из уничтожаемой Ламии и отправились на север, Ушоран, Повелитель Масок, был среди них. Наиболее могущественный и гордый среди вампирских владык, он бросил вызов другим владыкам в борьбе за превосходство. Однако они воспротивились ему и решили, что никто не должен более править ими. Они предпочли идти дальше на север и затем разделиться, чтобы свободно следовать своей собственной дорогой по пути к проклятию.

Ушоран был разъярён. В злобе он отклонил их предложение, проклял их всех и ушёл.

Он повёл немногих своих оставшихся слуг на запад, к небольшому королевству людей. Стригос было имя этого королевства, лежавшего в западных предгорьях Краесветных гор, где Слепая река достигает равнин. Столицей королевства был обнесённый могучими стенами город Моркейн. За несколько столетий пребывания в городе, дети Повелителя Масок, укрепляли свои позиции и занимали много важных постов и в конечном счете Ушоран захватил королевство и управлял стригоями в течение многих столетий после этого. Ему поклонялись как божеству способом, освящённым в древнем Культе крови Ламии. Несколько человек, избранных среди знати, были удостоены вечной жизни в качестве вампиров и сформировали собой ближайших министров Ушорана и высших служителей его культа. И снова человеческие жертвы стали приноситься в безлунные ночи, однако прозорливый Ушоран и его жрецы всегда выбирали своих жертв из числа пленных врагов, рабов и преступников, чтобы жители Стригоса никогда не чувствовали ущемления со стороны своих ужасных владык.

Но мирному правлению не суждено было стать окончательной судьбой этой ветви вампиров. Случилось так, что беда настигла их, когда армии Стригоса были заняты на севере королевства, отражая набег одного из соседних людских царств. Из-за Краесветных гор прорвалась огромная орда зеленокожих. Ненасытные орки хлынули на богатые равнины Стригоса, уничтожая пограничные патрули и взяв в осаду Моркейн. Когда вести об атаке достигли Ушорана, который вёл свою армию на север, он немедленно вернулся на защиту своей столицы.

В Битве за Пыльную равнину измождённая армия Стригоса сошлась с бесчисленными орками под стенами города. После долгой и кровавой битвы, Стригои были повержены и в отчаянии отступили к городским стенам.

Когда могущественный орочий шаман, возглавлявший орду, увидел, что городские ворота открылись, чтобы впустить остатки разгромленной армии в город, он ухватился за эту возможность и направил всю атаку на защитников ворот. Могучие орочьи шаман и вождь, оба оседлавшие огромных виверн, обрушились на сражающихся у входа людей. У этих врат судьбе Моркейна суждено было свершиться, так как Ушоран решил стоять до последнего. Дуэль между орками и Повелителем вампиров была эпической, но в конечном счёте благородный вампир уступил могуществу шамана и был повержен. Его предсмертный крик, говорят, до сих пор по ночам эхом звучит в зловещих руинах величественного города Моркейна.

После этого орки беспрепятственно вошли в столицу и сравняли её с землёй, вырезая или порабощая её население. Так это некогда гордое королевство было полностью вычеркнуто из дальнейшее истории, а земли, на которых оно располагалось, теперь известны как Скверноземелье. Немногие избежавшие уничтожения от орков, рассеялись по свету как кочевники, известные ныне как стригане, путешествующие по людским королевствам небольшими караванами и живущие подаяниями. Их мифы и легенды всё ещё помнят золотую эпоху, когда «Бессмертный король» правил в богатом и могущественном Стригосе, и они предсказывают, что в один день он возвратится и снова поведёт своих людей, чтобы отвоевать их древнюю землю и восстановит её былую роскошь.

Из вампиров же не все погибли вместе с Ушораном. Некоторые выжили и бежали в людские королевства севера. Нуждаясь в помощи, они искали там других представителей своего вида и встретили их наконец в лесах Сильвании. Однако гордый граф фон Карштайн не забыл злобное высокомерие Ушорана и обратил свой гнев на его фаворитов, выслеживая их в лесу и убивая подобно диким животным.

После этого случая кровавого предательства, несколько выживших Стригоев рассеялись по всему Старому Свету. Всякий раз, когда они встречали представителей других семейств вампиров, они получили тот же приём, который они получили от фон Карштайнов. Вскоре вампиры-стригои вынуждены были скрываться от гнева себе подобных и стали вести жизнь отбросов на задворках человеческого общества. Из темноты туннелей, лесов и заброшенных строений они следили за балами и банкетами, проводимыми аристократией Ламий и фон Карштайнов. Их красота, благородность и богатство напоминали несчастным Стригоям о том, что они потеряли, и ненависть и зависть стали овладевать их умами. То же они начали чувствовать и по отношению к великим бойцам Кровавым Драконам и могущественным Некрархам, одни из которых видели в них врага достойного того, чтобы убить его в поединке, другие же видели лишь интересный экземпляр, годный для препарирования в лабораториях.

Так стригои постепенно превратились в отчаянных существ, ненавистных как для живых, так и для вампиров. В своём одиночестве многие из них полностью потеряли разум и стали нелюдимыми жалкими созданиями, переставшими питаться людьми из страха обратить на себя внимание охотников на ведьм или, того хуже, других вампиров. По этим причинам они скрывались на кладбищах, откапывая свежезарытые трупы, чтобы выпить их холодной крови, а днём прятались в склепах и туннелях, рядом с земельными наделами. Их внешний вид вскоре стал соответствовать их убогому положению, делая из них гротескных сгорбленных чудовищ. Самые звериные черты их расы скоро возобладали в них и уничтожили всякое их сходство с человеком.

Даже не смотря на то, что многие из них в некоторой степени утратили разум, они всё ещё владели многими силами, присущими всем вампирам. Их власть над живыми мертвецами и созданиями ночи всё ещё очень сильна. Они не утратили силы поднимать ото сна мёртвых и подчинять их своей воле, хотя и делают это своим собственным способом, скорее на уровне инстинктов. И даже если их магия не столь утончённа, как рафинированная некромантия других вампиров, по силе она ей не уступает.

Эти одинокие существа привлекают к себе стаи плотоядных вурдалаков, часто формирующие гротескные свиты вокруг них. Расхитители могил и те мерзкие люди, что собираются на полях битвы после сражения, чтобы обобрать тела павших, слишком хорошо знают, что они должны делать свои дела быстро и убраться перед наступлением сумерек, ведь вместе с темнотой всевозможные падальщики собираются в таких местах: полчища вурдалаков, ведомых массивными, быстрыми и смертоносными ночными охотниками — вампирами-стригоями. Не удивительно, что жители Старого Света зовут стригоев «Королями Вурдалаков».

Те же самые суеверные люди обвиняют странствующих стриган в том, что они поддерживают контакты с этими опасными существами, поклоняются и служат им. Считается, что кочевники иногда похищают детей, чтобы преподнести их королям вурдалаков в пародии на ритуалы древнего Стригоса. Другие подозревают, что стригане помогают вампирам-стригоям перемещаться из города в город, провозя их в своих караванах, что способствует также распространению злой чумы. Эти слухи обычно полный вымысел, но они дорого стоили стриганам, так как их часто преследуют, изгоняют, и разве что не убивают, и всё лишь по причине их дурной репутации.

Вампиры-стригои крайне редки и встречаются в основном в южных провинциях Империи, в Тилии и Порубежных княжествах. Похоже, что их тянет к Скверноземелью, к древнему Стригосу. Время от времени, достаточно мощные вампиры-стригои поднимают большую армию нежити вокруг себя и пытаются прорваться на юг, в отчаянной попытке возродить королевство, которым они некогда обладали и потеряли. Их всегда останавливали, пока…

 

Характеристики юнита:
Хитосъем/хиты: 2/8;
Зона поражения: корпус (грудь,живот); снаряды из военных машин поражают монстра в любую часть тела; непоражаем легким оружием.
Список умений: Командир, Жажда Крови, Неживой, Нетленность, Регенерация, Иммунитет к удару в спину,  Живой таран (монстр с разбега не менее 3 метров наносит 1 осадной хит по укреплениям).